ПРЕССА О СТИВЕ

Стив Бартон и Каролина Васичек - интервью

Стив Бартон: Шоу должно продолжаться

Официальное извещение о смерти Стива Бартона

***

Эта статья появилась в журнале Фонда Спортивной Медицины Стэдмана-Хоукинса, выпуск осень-зима, 2000.

Стив Бартон: Шоу должно продолжаться

От редактора:

Этот биографический очерк основан на интервью Дика Нидхэма. Господин Нидхэм является редактором информационного бюллетеня для лыжников "На внутренней стороне лыжни", а также главным редактором журнала "Лыжник"".

Если у Стива Бартона есть какой-то совет для чересчур честолюбивых актеров, то, возможно, он звучит следующим образом: "Смотри, куда идешь". Когда Бартон, в настоящее время один из самых признанных актеров и танцоров, учился на первом курсе Техасского университета, Остин, во время обычной пробежки он упал в большую яму, прикрытую ветками. Полученная в результате травма, тяжелейший двойной разрыв мениска правого колена, впоследствии стала причиной целого ряда неудач, которые преследовали его на протяжении 28 лет и едва не положили конец его карьере. Тем не менее, он принял участие в 10 тысячах живых представлений более семидесяти постановок в 7 странах. Разносторонне одаренный артист, который поет, танцует, играет на нескольких инструментах, ставит спектакли и преподает, Бартон выступал в Европе, лондонском Уэст-Энде, Лос-Анджелесе и на Бродвее.

Он пел для нескольких президентов, для Королевской семьи и, как он говорит, "время от времени – даже на детских праздниках". Кроме того, он перенес 16 операций на колене. И в течение двадцати восьми из тридцати трех лет, проведенных на сцене, он жил, работал и боролся с осложнениями после неудачно проведенной двойной менискэктомии, результатом которой стала ужасающая инфекция, развившаяся после первой операции на колене и ставшая его спутником на всю жизнь.

История болезни Бартона похожа на древнегреческую трагедию: после двойного разрыва мениска и операции в 1972 году он вновь повредил мениск правого колена в 1973-м, затем мениск был удален, после чего на суставе развилась стафилококковая инфекция. В 1979-ом ему сделали остеотомию большеберцовой кости (повторное вправление большеберцового плато) правой ноги. В этот период Бартон консультировался или оперировался у специалистов в Дании, Швейцарии, Англии, Австрии, Германии, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Нью-Хейвене, Бостоне и Питсбурге.

По его собственным словам, "я оказался на краю пропасти – был подавлен, не мог ходить, у меня было гораздо меньше работы по профессии, и десятки специалистов заявляли мне, что мне придется "оставить" карьеру, ради которой я учился на протяжении всей жизни. Но, будучи упрямым техасцем, я просто не мог поверить, что мое возвращение на сцену невозможно. Я не мог – и не стал бы – признавать поражение. Я должен был верить, что можно сделать хоть что- нибудь, чтобы побороть эту постоянную, хроническую боль, которая грозила вот-вот завладеть всей моей жизнью". Именно тогда, в 1994 году, Бартон узнал о новейших исследованиях, проводившихся в Фонде Спортивной Медицины Стэдмана-Хоукинса и о заметных открытиях, сделанных этим фондом в области хирургии и медицинской реабилитации.

«Когда я встретился с доктором Стэдманом, больше всего меня поразило то, что он мгновенно оценил всю глубину проблемы и понял, сколько несчастий она мне причинила. Он ничего не приукрашивал. Он говорил со мной, как профессионал с профессионалом, и напрямую сказал, что в будущем, скорее всего, будет необходима полная реплантация колена, но для микроперелома прогноз был хорошим. Он сказал, что если мы будем проводить определенные процедуры раз в два года или около того, нам, возможно, удастся отодвинуть неизбежное на как можно более долгий срок. Техники, о которых он говорил, предполагалось использовать для продления моего, так сказать, "актерского срока годности".

Доктор Стэдман и его коллеги успешно прооперировали Бартона уже три раза: микроперелом на правом колене в 1994-ом, восстановление передней крестообразной связки левого колена в 1996-ом, полная реплантация коленного сустава в прошлом марте –, и с 1994 года он постоянно на ногах. Операцию на микроперелом проводил сам доктор Стэдман, восстановление передней крестообразной связки – доктор Бенедетто из Инсбрука, Австрия, а реплантацию коленного сустава, последнюю операцию Бартона, – доктор Кевин Плэнчер из Стэмфорда, штат Коннектикут, сотрудник Фонда Стэнмана-Хоукинса, который настолько же хорошо владеет хирургическими и восстановительными методами, разработанными в Фонде. Скоро Бартон отправится в Европу, чтобы принять участие еще в одном спектакле, на этот раз в роли Джекилла и Хайда; кроме того, он готовится к бродвейской премьере "Вампиров", которая состоится этой осенью. "В работе Фонда, – говорит Бартон, – меня больше всего восхищает самоотверженность ученых в поиске новых форм лечения и их решимость найти методику, которая действительно эффективна. Просто теоретизировать – это одно, а вот встать к операционному столу и действительно сделать что-либо – это совсем другое. А это именно то, чего добилась исследовательская группа Фонда – они предложили практическое решение проблемы.

Будучи профессионалом, в каком-либо виде спорта или в любой другой сфере деятельности, ты должен знать, что время, которое ты затратил, обязательно принесет тебе доход. Именно поэтому я так высоко ценю практическую направленность исследований Фонда, подход под названием "это работает", который наблюдается и в том, как проводятся операции, и в том, как организована послеоперационная терапия. Мне ничего не удалось бы сделать без великолепной команды докторов, исследователей, физиотерапевтов, среднего медицинского персонала Фонда Стэдмана-Хоукинса. Они стали для меня настоящей опорой. Их инновации в области хирургии и терапии помогли спасти не только мою карьеру, но и мое душевное здоровье. Я всегда буду оказывать им всяческую поддержку и всегда буду им благодарен за их потрясающую самоотверженность и за их значительнейшие достижения в области спортивной медицины."

Перевод Ирины Прокофьевой

к началу


Новости

Наша афиша

купить билеты на мюзикл Питер Пен по номиналу!

И ещё...